Сегодня: 16.04.24 г.
YKTIMES.RU

Авторский взгляд

Назад в будущее: антироссийские санкции маскируют возвращение монополии De Beers

22.02.2024

YKTIMES.RU – Давайте на мгновение представим, что санкции, введенные в 2024 году странами G7 против российской алмазной отрасли, действуют в полном объеме и без каких-либо сбоев. И злодеи, пытающиеся преодолеть эти санкции, ничего не добиваются. Месторождения алмазов в Якутии и Архангельской алмазоносной провинции фактически стерты с карты мира, а российские алмазы отсутствуют на цивилизованном рынке. Австралийских алмазов также нет: рудники Аргайл, Эллендейл и Мерлин истощены и закрыты. За исключением нескольких небольших южноамериканских производителей, на сцене остаются Африка и Канада, пишет Rough-Polished.com.

Давайте возьмем данные за 2022 год – последний год, статистика которого все еще внушает доверие. Согласно данным Кимберлийского процесса, мировое производство алмазов составило 121,5 миллиона каратов. Доля России (АЛРОСА + AGD Diamonds) составила 41,9 млн карат, или 35% мирового производства. Вычитая долю России из общемировой добычи, мы получаем следующее распределение “призовых мест”: 1. De Beers – 34,6 млн карат или 43%, 2. Rio Tinto – 4,7 млн карат или 6%, 3. Petra Diamonds – 2,7 млн карат или 3%. Да, есть еще ангольская Catoca, но в настоящее время 41% этого актива принадлежит России, о чем будет рассказано ниже.

Итак, перед нами очевидный лидер рынка с долей 43%, превосходящий ближайшего конкурента более чем в 7 раз, а об остальных и говорить нечего. Как мы здесь оказались? Прямиком в конец 1940-х годов! Эпоха алмазной монополии в разгаре, бессмертный лозунг “Бриллианты – это навсегда!” только что родился, впереди два десятилетия уверенного роста цен на бриллианты. Рынок живет под тщательным и мудрым руководством De Beers – корпорация изящно управляет ценами, заинтересованными сторонами и маркетинговыми кампаниями. Благословенная монополия приносит сладкие плоды: с 1949 по 1969 год прайс-лист De Beers обновлялся более 10 раз, а цены увеличивались в 2,5 раза. Некоторые высокомерные маргиналы бормочут об антимонопольном законодательстве, но кто их слушает! Поистине золотые времена!

Стоит напомнить, что в 2006 году Европейская комиссия жестко потребовала расторгнуть соглашение De Beers с АЛРОСА, поскольку оно нарушало европейское антимонопольное законодательство. На рынке должна быть хотя бы пара сопоставимых конкурентов, иначе будет монополизм, отталкивающий архаизм, какой-то затхлый XIX век, тьфу, отвратительно! А в 2024 году G7 и та же Еврокомиссия принудительно уберут “АЛРОСУ” с рынка, оставив единственного мощного производителя, по сравнению с которым остальные – просто пигмеи. Какой прелестный архаизм, старый добрый XIX век, Прекрасная эпоха, просто очаровательно, не правда ли?

Ситуация, которая разворачивается сегодня в Анголе – стране с наиболее перспективной базой алмазных полезных ископаемых, – идеально вписывается в рамки светлого монополистического прошлого/будущего. В начале февраля 2024 года De Beers, Национальное агентство минеральных ресурсов Анголы, государственная алмазодобывающая компания Endiama и государственный дилер алмазов Sodiam подписали меморандум о взаимопонимании, направленный на развитие алмазного сектора Анголы. “Я рад укрепить наше партнерство с Анголой и сотрудничать с правительством, Endiama и Sodiam для дальнейшего развития алмазного сектора страны на благо ее народа”, – сказал генеральный директор De Beers Аль Кук. – “Ангола продолжает подавать пример как страна, которая изменила свои перспективы за счет повышения прозрачности, внедрения лучших международных практик и создания благоприятной инвестиционной среды. Возвращение в Анголу в 2022 году стало важным шагом для De Beers, и мы видим светлое будущее в стране”.

Но может ли быть благоприятная инвестиционная среда при наличии сильного агрессивного конкурента? А за неделю до подписания меморандума с De Beers Ангола ненавязчиво попросила АЛРОСА выйти из акционерного капитала Catoca без какой-либо компенсации. Не исключено, что доля АЛРОСА в этом проекте перейдет к De Beers или аффилированной компании, что значительно укрепит позиции старого/нового монополиста.

Монопольный контроль над алмазным рынком немыслим без строгого контроля за политикой продаж. Когда-то давно эту роль выполняла Центральная сбытовая организация (CSO), созданная Эрнстом Оппенгеймером. Похоже, что сегодня аналогичные функции собираются возложить на Антверпенский алмазный центр – это будет изысканная монополия, не содержащая примесей. И De Beers, очевидно, поддерживает такую инициативу. И почему бы не поддержать это – если вы контролируете более 40 процентов потока алмазного сырья и являетесь основным донором (и, следовательно, контролером) отраслевых надстроек, у вас есть все шансы использовать механизм контроля в своих интересах, закрывая или ограничивая рынки для конкурентов под любым нерыночным предлогом.

Таким образом, санкции против России объективно возвращают рынок природных алмазов в монопольное состояние. Если, конечно, они будут реализованы. Но с этим есть проблемы. Страны G7 представляют примерно 70% потребителей алмазов. Китай, Индия и Ближний Восток, не поддерживающие санкции, составляют оставшиеся 30%. Логично предположить, что если санкции сработают, поток российских алмазов пойдет именно туда. Но другие производители, особенно De Beers, также присутствуют в этом секторе и вряд ли уступят его без боя. И конкурировать здесь можно только ценой. АЛРОСА, с ее рентабельностью в 45% и государственной поддержкой, может позволить себе глубокий демпинг, в то время как De Beers с ее плохими балансами в последние годы и сложными отношениями с Ботсваной и Anglo American не может. И как можно объяснить потребителям в США и других странах свободного мира, что алмазное сырье и сопоставимые по размеру и качеству бриллианты в Дубае, Шанхае и Мумбаи будут стоить на 30% дешевле, чем в Нью-Йорке?

Поддержание и, желательно, плавное повышение цен были главными целями алмазной монополии (разумеется, после получения собственной прибыли), и De Beers более или менее успешно справлялась с этими задачами в течение целого столетия. И главным инструментом для решения этой проблемы был контроль за объемом сырья, поступающего в алмазопровод, достигаемый любыми способами – рыночными и нерыночными. В период расцвета алмазной монополии собственное производство De Beers было значительно меньше, чем сегодня, едва достигая 35% мировой добычи алмазов, но CSO контролировала более 80%, аккумулируя весь экспорт из Советского Союза, крупных африканских независимых производителей, а после 1983 года – Argyle, что позволяло устанавливать монопольную цену управление.

Таким образом, решение напрашивается само собой – нет необходимости вести ценовую войну с россиянами, особенно когда рынок природных алмазов уже переживает непростые времена из-за наплыва синтетики. Санкции могут сыграть роль подходящего инструмента для принуждения к возрождению старой одноканальной экспортной схемы с корректировкой на новые условия: российские бриллианты ювелирного качества весом от 1 карата и выше должны продаваться одному покупателю. Роль которого будет играть “подставное лицо” вроде “Сити энд Ист-Вест Лтд”, через которое Советский Союз десятилетиями продавал алмазы “Де Бирс” (формально южноафриканской компании), де-факто игнорируя режим санкций, направленных против апартеида. Что делать с этими алмазами дальше? Есть два варианта: либо оставить их на складе до окончания российско-украинского конфликта, что, очевидно, значительно повысит текущие цены на алмазное сырье, либо постепенно направлять их в алмазопровод, смешивая с алмазами из других источников.

На первый взгляд, реинкарнация одноканальной закупки российских алмазов и их последующего оборота противоречит идее санкций G7, но учитывая, что объективно эти санкции ведут к возрождению монопольного рынка, такое решение кажется не более чем логичным и даже единственно возможным развитием ситуации. Что касается тех, кто хочет заявить о нарушениях режима санкций нового/старого монополиста, то их следует отнести ко временам Корейской войны, когда в 1951-1953 годах, в нарушение всех санкций COCOM (Координационного комитета по многостороннему экспортному контролю), Сталин получал технические алмазы от De Beers в объемах, превышающих поставки по ленд-лизу во время Второй мировой войны. Документальные свидетельства этих сделок появились только в 2018 году – то есть в течение 65 лет алмазный мир стыдливо молчал о столь прискорбном союзе между советским диктатором и алмазным монополистом. И это была правильная позиция, потому что бриллианты вечны, а политика – это только временно.


Также вас может заинтересовать:

Написать ответ:


:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
B-) 
:wacko: 
:yahoo: 
:rose: 
:heart: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-) 
:question