Сегодня: 16.04.24 г.
YKTIMES.RU

Авторский взгляд

Пробьет ли Якутия железнодорожный путь в Китай?

22.02.2024

YKTIMES.RU – Глядя на то, как развивается история со строительством перехода Джалинда (Амурская область) – Мохе (КНР), невольно задаешься вопросом – когда-нибудь государственные интересы в нашей стране будут превалировать над частными интересами бизнеса? Или это уже безвозвратное движение?

Дело в том, что этот проект по переходу из Амурской области в Китай имеет не только региональное значение (для Якутии или Амурской области), но и общегосударственное. Уже, пожалуй, даже и не стоит говорить о перегруженности БАМа и Транссиба, об общем повороте на Восток, о санкциях. Об этом знают и малые дети. Но, наверное, и без этих авральных обстоятельств логично налаживать транспортные связи со своим бурно развивающимся восточным соседом.

Поэтому строительство моста от Джалинды на другой берег Амура, восстановление железнодорожной ветки от той же Джалинды до Сковородино – это при любых обстоятельствах хорошая идея. Для понимания: эта железнодорожная ветка, с мостом через Амур в Китай, позволит создать новый путь для доставки грузов из России в КНР и обратно. Потому что он не задевает перегруженных БАМа и Транссиба, а наоборот, как бы вертикально перерезает их.

Это означает, что от 10 до 30 млн тонн, по разным подсчетам, можно спокойно перевозить по этой магистрали якутского угля, да и не только якутского. Это может быть не только уголь, но и любые другие товары. То есть фактически это еще один удобный транспортный путь.

И что самое главное – этот проект есть не что-то огромное по затратам, и не «мифическое», типа строительства морского глубоководного порта в поселке Найба Булунского улуса. Это реальный проект с реальной экономикой.

И что особенно приятно, начала его наша якутская компания «Железные дороги Якутии», которая, как известно, не сидит на месте, а все время работает на опережение. В компании, например, думают (и действуют в этом направлении) о строительстве железной дороги от Нижнего Бестяха на Магадан. И про переход Джалинда—Мохе тоже. А если посмотреть на карту, то при строительстве этих железных дорог может получиться прямой и кратчайший путь товаров из Китая до Охотского моря и с выходом на Северный морской путь (через реку Лена). Так как грузы могут выйти из Китая, пройти через Амур по железнодорожному мосту, затем через участок Джалинда – Сковородино, потом до Нерюнгри и дальше до Нижнего Бестяха. При этом, как уже было сказано, не задевая перегруженные БАМ и ТРАНССИБ. А дальше, если будет построена железная дорога, и до Магадана. Вот такая может получиться трасса, которая даст толчок развитию и Амурской области, и Якутии, и Магаданской области, да всему Дальнему Востоку.

Но это, как говорится, пока все в мечтах. Потому что, несмотря на то, что по железнодорожной магистрали Нижний Бестях – Магадан уже были проведены первые проектные изыскания, прошла международная конференция в Якутске, дело так и не сдвинулось, почти заглохло. И никто теперь особо про эту железную дорогу не вспоминает. Хотя еще каких-то пару лет назад президент страны сказал, что инфраструктуру, в том числе железнодорожную, нужно строить с опережением и делать это прямо сейчас. Повторил он это и на днях – в своих поручениях по итогам заседания Совета по стратегическому развитию и национальным проектам.

Но если железная дорога от Нижнего Бестяха до Магадана – это дело недешевое, то переход Джалинда-Мохе — вполне посильное.

Но и тут возникли сложности. Правда, не финансового, а несколько иного порядка.

Наша компания «Железные дороги Якутии» уже два года активно занимается этим проектом, а именно — по обоснованию грузовой базы, по подготовке восстановления железнодорожной ветки от Джалинды до Сковородино. Тут в скобах надо отметить, что эта ветка была построена еще в начале прошлого столетия, в основном для подвоза грузов от Амура к строящемуся Транссибу. Ее называют Рейновской железной дорогой. Первые ее 15 километров находятся в неплохом состоянии, остальное надо восстанавливать.

Так вот «Железные дороги Якутии» готовы это делать. И, по словам генерального директора компании Василия Шимохина, это не будет прямо-таки очень дорогим мероприятием. Кроме того, компания хочет сначала взять в аренду восстановленный кусок, а потом внести его в свой уставной капитал.

В прошлом году мы побывали с поездкой в Амурской области. И все, начиная от чиновников, заканчивая жителями, очень ждут, когда начнутся работы по этому проекту. Потому что работающая железная дорога даст настоящий импульс развитию территории.

Да и китайская сторона тоже готова. С ними компания «Железные дороги Якутии» давно ведет активные переговоры. Вот, буквально на днях, стороны еще раз обсудили возобновление работы смешанного пограничного пункта пропуска Джалинда – Мохэ. По информации компании «Дэ Шо», которая занимается созданием транспортно-логистической инфраструктуры в Китае, в настоящее время инфраструктура смешанного пункта пропуска готова к эксплуатации.

Заинтересованность соседей понятна. Допустим, сейчас к ним поступает уголь таким путем – через БАМ, затем по морю, а потом железной дорогой, по сути, в обратном направлении. Представляете, насколько это долго и затратно. А тут такой удобный путь. Кроме того, север Китая нуждается в том же российском угле. Например, по некоторым оценкам, провинция Хэйлунцзян, где и находится Мохе, имеет дефицит энергетических углей 30 миллионов тонн.

И вроде все складывалось как нельзя более удачно. Но и тут, как это бывает на каждом шагу в нашей современной российской реальности, бизнес перешел дорогу всем.

В чем загвоздка? В мосте через Амур. Сам он по длине небольшой – 500 метров. Возможно, мост будет только железнодорожным, но и совмещенным автомобильно-железнодорожным. Кроме того предполагается, что половину его должны построить китайцы, а вторую – Россия. Так вот за право строительства российской части борется, и судя по всему уже добилась, компания «Бамтоннельстрой-Мост» Руслана Байсарова.

Эта компания возвела уже не один объект в Амурской области, и, видимо, по привычке посчитала, что и железнодорожный мост через Амур нужно строить тоже ей. Ну, и как бы почему нет? Но весь вопрос в том, что этот мост, по заявлениям амурских чиновников, должен быть построен на условиях дальневосточной концессии. А этот механизм довольно прост – инвестор вкладывает средства, а потом государство в каких-то пропорциях возмещает ему расходы. Но выигрывает тот инвестор, который предложит наибольшую сумму собственных средств на реализацию проекта. Отсюда становится понятным, что концессионер должен будет отбить свои затраты. А значит, мост будет платным.

Вот и все, фактически финал проекта.

На прошедшем в Якутске Дальневосточном форуме недропользователей, на сессии по угледобывающей промышленности, по этому вопросу выступил генеральный директор компании «Железные дороги Якутии» Василий Шимохин. В ответе на вопрос по поводу моста через Амур он сказал следующее:

«Это самый главный вопрос. Потому что здесь возник конфликт интересов. Там Амурская область – земля Амурской области. Мы туда из Якутии пришли со своим чемоданом. У них позиция строить платно. Наша позиция – этого делать нельзя, иначе груз не пойдет. Пока у нас есть различная точка зрения с Правительством Амурской области. И пока Министерство транспорта Российской Федерации этот вопрос не урегулировало. Я могу сказать, что все те запросы, которые приходят из Амурской области на объемы и которые мы с коллегами отрабатываем, мы четко прописываем, что должен быть только прейскурант 10-01. Либо это государственное финансирование, либо иные источники, которые мы указали. Мы категорически против платного моста, так как понимаем, что это дополнительная нагрузка и на грузополучателей, и на грузоотправителей».

Прейскурант 10-01 – это прейскурант «Российских железных дорог», общий для всей страны. С 2018 года по нему идут грузы и по Якутии, по участку от станции «Нерюнгри Грузовая» до Нижнего Бестяха. Тут надо отметить, что после введения прейскуранта 10-01 стоимость доставки грузов по Якутии сократилась до 75 процентов. То есть это абсолютно божеский тариф, который будет выгоден всем – и грузополучателям, и грузоотправителям, и по нему спокойно можно будет везти грузы по территории Китая.

То есть вот она экономика проекта.

Но, увы, частная компания решила заработать на мосте и вся эта экономика может разрушиться. А то, что именно «Бамтоннельстрой-Мост» возьмется за это дело, сомнений уже практически нет. В январе этого года руководитель этой компании встретился с президентом страны и доложил, что «совместно с Минтрансом, Минвостокразвитием, руководством Амурской области и РЖД мы приступили к проектированию и строительству нового железнодорожного мостового перехода между Россией и Китаем – Джалинда – Мохэ».

Вот и вся история.

Как в этом случае будет развиваться проект, и «пойдет ли груз» — теперь большой вопрос. Вполне возможно, что цена провоза грузов, с учетом платного моста будет такая, что китайцам выгоднее будет возить по старому пути.

Компания «Железные дороги Якутии» продолжает действовать, как и действовала, в своем направлении. Проводятся совещания как с китайской стороной, так и с правительством России. Уже сейчас вплотную подступились к реализации первого этапа проекта — возобновлению работы смешанного пограничного перехода в грузовом автомобильно-водном варианте. Однако вопрос с мостом все равно нужно как-то решать.

По идее, как отметил Государственный советник Республики Саха (Якутия) Вячеслав Штыров, урегулированием вопроса строительства моста должны были заняться государственные структуры, отвечающие за развитие Дальнего Востока. Они же, по сути, должны регулировать ситуацию с государственной точки зрения. Чтобы бизнес – да, работал, но в интересах государства, а не исключительно на свой карман. Этим вопросом мог заняться институт постоянного представителя президента на Дальнем Востоке, Миндальвостокразвития РФ и так далее. Структур на самом деле масса.

Но они, видимо, заняты каким-то своими очень важными делами. А потому, проект по строительству перехода Джалинда-Мохе развивается как бы сам собой. Дошел частник до президента, что-то ему рассказал и пошло дело. А как оно там будет и будет ли – это его не касается. Он свои деньги, пусть и не сейчас, но отобьет.

А то, что от этого пострадает в целом дело, так это его не заботит. Как, видимо, и госструктуры, отвечающие за развитие Дальнего Востока. Поэтому так и живем, друзья.

Маргарита Нифонтова.


Также вас может заинтересовать:

Написать ответ:


:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
B-) 
:wacko: 
:yahoo: 
:rose: 
:heart: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-) 
:question