Сегодня: 21.04.24 г.
YKTIMES.RU

Авторский взгляд

Федор Андреев: реформа управления нужна

29.01.2012

Федор Андреев: реформа управления нужнаПубликуем вторую часть интервью Президента АЛРОСА Ф. Андреева которое он дал накануне нового 2012 года журналистам корпоративных СМИ. Состоится ли перевод управления в Москву, что будет с авиацией и энергетикой компании, а так же о многом другом рассказал журналистам президент компании. 

– Федор Борисович, не так давно вы встречались с председателем правительства Владимиром Путиным. Открытую часть встречи СМИ показали, но ведь что-то осталось и за кадром. Какие вопросы обсуждались? И самое главное: принято ли решение по IPO?

– Единственный вопрос, который мы обсудили позже, – о подходах к приватизации компании. На мой взгляд, сегодня это главное. О приватизации компании было объявлено Дмитрием Анатольевичем Медведевым на Санкт-Петербургском экономическом форуме. Сегодня существует проект документа, который предусматривает выход государства из акционеров компании “АЛРОСА” – в полном объеме, по согласованию с Правительством Республики Саха (Якутия). Я и до этого, в частности, в интервью с вами, высказывался, что такое решение будет, мягко выражаясь, ошибочным. Потому что резкое переключение на частную экономику будет иметь непредсказуемые последствия. Никто не знает, что может произойти. Кто-то говорит, что будет хорошо, что частный бизнес более эффективен, что реализация социальных программ для него более насущна, чем для государства. Кто-то говорит, что надо оставить всё, как есть…

Я высказал свою позицию: “Считаю, что отход государства от контроля над компанией в ближайшие 5-10 лет будет ошибочным. Однако, оставлять компанию без каких-либо действий тоже нельзя”. Одно время мы прорабатывали вариант, когда правительства России и Якутии должны были пропорционально уменьшить свои доли на семь процентов. Освободившиеся акции будут размещены на российской бирже, среди российских инвесторов, с возможностью их приобретения как профессиональными игроками, так и физическими лицами. И мы хотели посмотреть, как всё это будет работать. Честно говоря, частный капитал как раз и нужен для того, чтобы мы не вернулись к той модели, которая работала в компании долгие годы, когда норма эффективности была 2-3%. Сейчас мы работаем с иными показателями – боле высокими, до 14-15%. И по активам, и по возврату капитала. Они сопоставимы с мировыми лидерами, такими, как ВНР или “Де Бирс”.

По результатам встречи Владимир Владимирович поручил мне подготовить письмо с изложением этой позиции. Данный документ я подготовил и направил ему.

– …Выступление премьер-министра В.В. Путина о коррупции в госкорпорациях, о необходимости принимать определенные решения, в том числе кадровые. И в “АЛРОСА” произошли кадровые перестановки в эти дни. Могли бы прокомментировать их?

– Все знают и понимают, что аффилированность руководителей компании с дочерними и зависимыми структурами – это не новость, которая неожиданно возникла в случае с “Русгидро”, в связи с аварией на Саяно-Шушенской ГЭС. Но до определенного момента состояние дел, когда у руководителя родственники или друзья занимаются сопутствующим бизнесом, считалось нормой. Хотя это впрямую является нарушением контракта и тех обязательств, которые на себя берет каждый менеджер.

Я работу по борьбе с аффилироваными лицами начал проводить с момента прихода в компанию. В 2009 году службой безопасности была проведена такая проверка аффилированности физических лиц. Понимая, что вынужденно делать заявления, выносить сор из избы для компании будет намного вреднее, чем делать на этом свой пиар, я пытался делать это за закрытыми дверьми в беседах с этими менеджерами. Не скажу, что абсолютно все кадровые изменения связаны именно с указанной причиной. В то же время ряд кадровых изменений был произведен именно в связи с аффилированностью. Я считаю ее грубым нарушением контракта.

Что касается Валентины Анатольевны Потрубейко. С ней было подписано дополнительное соглашение к контракту, мы пришли к соглашению – с 13 декабря контракт считать расторгнутым. В последний момент позиция вице-президента по непонятным мне причинам изменилась.

– В трудовых коллективах в последнее время ходили некие письма с предупреждением о забастовке. Знаем, что их обсуждал Наблюдательный совет. Вы считаете, это трудовой конфликт или нет?

– Вы знаете, под заявлением подписались и порядочные люди. Я действительно со многими из них беседовал. Кто-то на основании слухов, в результате определенной “накрутки” темы, например, передачи жилья, в открытую пытается меня критиковать. Но когда садишься и начинаешь обсуждать… Что плохого в том, что три тысячи квартир будут переданы в муниципальную собственность и люди получат право их приватизировать? Когда спрашиваю людей, читали ли они сам документ – с пассажами про арабскую весну или с философствованием про прозрачные урны, с указанием целого ряда статей Интернет-изданий, в ответ слышу: “Нет, я имел в виду, что идут разговоры о том, что вы передаете социальную сферу; что вы хотите отдать детские сады; что вы пытаетесь уволить Юрия Андреевича Дойникова, которого мы все лично уважаем; что вы незаслуженно увольняете Валентину Анатольевну Потрубейко”. То есть из 17-ти пунктов того письма для каждого конкретного человека абсолютно важен только один…

Для меня это очень важный сигнал: мы недостаточно разъясняем политику компании, которая одобряется Наблюдательным советом, политику, которая представляет собой антикризисные реформы.

О социальной политике. Решать каждый вопрос в отдельности – только плодить новые проблемы. Мы в кратчайшее время должны максимально открыто рассмотреть социальную политику в комплексе. Не по форме, а по существу. Жилье, садики, медицина, колхозы, спортивные сооружения. Выслушать все “за” и “против”. Понятно, что необходимо стремиться к большей прозрачности, к получению каких-то субсидий, к уменьшению, по возможности, убытков. Но сделать надо это публично. Это самая большая ошибка – моя и правления, то, что мы пытались решать эти вопросы за закрытыми дверями, думая, что для нас всё очевидно. Но оказалось: что очевидно для нас, непонятно для огромной массы людей. И этой ситуацией воспользовались те, кто хотел ею воспользоваться.

– Один из упреков заключается в том, что “Андреев хочет перевести всё управление компанией в Москву”. Есть под этими слухами основание?

– Некоторые – есть, я их не скрывал. Даже невооруженным глазом видно, что в компании великолепно управлялось алмазное производство и совершенно из рук вон плохо было поставлено руководство непрофильными активами, например, газовыми, железорудными. Очевидно, что в компании управление холдингом отсутствует. Я считаю, реформа управления нужна. Но она не должна касаться мирнинской площадки. Здесь необходима, и она существует, оперативность принятия и четкость выполнения решений. “Заводить” всё это через Москву – абсурд. Политику, которая принята в “Норильском никеле”, я не разделяю. Это политика недоверия менеджменту… Вместе с тем, управление в рамках стратегического планирования мы создали, его возглавил Дмитрий Артурович Воян. Вот та суть реформ управления.

– То есть оперативный штаб в Мирном как был, так и остается?

– Да. В изменениях здесь нет никакого экономического смысла. Когда компания работает в глобальных территориальных масштабах, с гигантской разницей часовых поясов, то организовать управление через одну географическую точку – значит замедлить работу в разы и потерять эффективность.

– Компания по итогам года, судя по опубликованным отчетам, недополучила запланированную выручку. А каковы планы на следующий год?

– Да, действительно по этому году мы недополучаем выручку по торговле алмазным сырьем. Мы оцениваем эту сумму порядка в 500 миллионов долларов. Вопрос: могли ли мы на эту сумму продать продукции? Могли. Но мы для себя решили, что сегодня для нас важнее эффективность. И даже несмотря на то, что мы не выполняем план по выручке, мы перевыполняем план по чистой прибыли, а также по показателям эффективности и чистой рентабельности. И поэтому Наблюдательный совет, несмотря на нарушение бюджетных показателей, принял решение выплатить и 13-ю зарплату, и премию менеджменту. Потому что показатели компании оказались лучшие за всю ее историю.

Что будет в 2012 году? Конечно, в настоящее время рынок, мягко говоря, волатильный, а также существует много прогнозов по рецессии. Поэтому наше спасение заключается в долгосрочных контрактах.

Правда, федеральная антимонопольная служба нас за это критикует, доказывая, что это монополизм, нерыночность. Но это отдельная часть вопроса. Поэтому мы всё равно ставим себе целью достижение планки в пять миллиардов долларов в 2012 году.

– Заговорили о том, что компания будет избавляться от Светлинской ГЭС…

– Пока решения нет. В правлении существуют разные точки зрения. Кто-то считает, что целесообразно сохранить актив, кто-то – передать энергетический объект тем, кто занимается энергетикой профессионально, например, компании “Русгидро”. Чтобы Каскад ГЭС составлял единое целое. А при продаже лишь зафиксировать тарифную политику на длительное время. Я по-прежнему считаю подобный сценарий эффективным. Также в Анголе мы просчитываем передачу АО “Гидрошикапа” под опеку “Русгидро”. Нет решений на века. Когда-то решение о том, что компания должна была сама себя обеспечить энергоресурсами, было правильным. Сегодня же государство фактически создало компанию “Русгидро”, которая владеет практически всеми гидроэлектростанциями; уже есть, и я надеюсь, когда-нибудь появиться в Якутии, свободный рынок энергии. Многое поменялось.

Жить же в представлениях, что у нас государство – банкрот, а частные компании неизвестно чем занимаются и владеют ими ужасные люди, и поэтому надо все делать самим – мне кажется это неправильное представление.

– Кажется, что исчезла динамика в решении вопросов будущего нашего авиапредприятия.

– В принципе, есть программа-минимум, которую мы, как я понимаю, должны реализовать. Меня убеждают наши специалисты, что это возможно. Первое – сертифицировать существующую полосу в Мирном под посадку иностранных самолетов, например, “Боингов”. У нас появится возможность приглашать сюда авиакомпании, уже эксплуатирующие иностранные самолеты. За счет эксплуатационной экономной зарубежной авиатехники возможно снизить цены на билеты. А после этого, или параллельно с этим, решать вопрос замены авиапарка МАП или объединения его с другой авиакомпанией…

У нас всё-таки есть МАП и специалисты, которые должны всё это изучить. И не когда-нибудь, а как можно оперативнее.

Вестник АЛРОСА.


Также вас может заинтересовать:

Написать ответ:


:bye: 
:good: 
:negative: 
:scratch: 
B-) 
:wacko: 
:yahoo: 
:rose: 
:heart: 
:-) 
:whistle: 
:yes: 
:cry: 
:mail: 
:-( 
:unsure: 
;-) 
:question